cryptopolicy (cryptopolicy) wrote,
cryptopolicy
cryptopolicy

Category:

Фундаментальная роль бактерий и дрожжей в развитии СПИДа

Перевод статьи https://www.longdom.org/open-access/the-fundamental-role-of-bacteria-and-yeasts-in-aids-progression-2157-7560.1000238.pdf


Большое количество болезней появилось в течение последнего полстолетия без очевидных причин, одной из наиболее нашумевших из них является СПИД. СПИД возник внезапно и менее чем за три десятилетия стал одним из ведущих заболеваний в мире. 


Несмотря на несомненный успех в диагностике и терапии в теории СПИДа есть много вопросов без ответов. Без этих ответов невозможно улучшить лечение пациентов. Ситуация не находится под контролем, о чем явно свидетельствует глобальное распространение СПИДа, особенно в Африке и Азии. 


Большинство ученых и врачей придерживаются точки зрения, что только ВИЧ является этиологическим агентом, ответственным за эту болезнь, и что он был передан людям от шимпанзе в Африке 35-50 лет назад. Некоторые эксперты считают африканский СПИД прямым результатом программы ВОЗ по ликвидации оспы, проведенной в 1970 году. Вакцина против оспы якобы пробудила «дремлющую» ВИЧ-инфекцию в черном населении. Другой  часто публикуемой идеей является идея, что ВИЧ и ВИО представляют собой «лабораторный артефакт». Однако, все это не выглядит достаточно обоснованным.


В то же время, такие специалисты, как Дюйсберг, Расник, Кроу и другие, формируют сильную оппозицию догме ВИЧ = СПИД. Некоторые «оппозиционеры» считают, что ВИЧ не существует, а если и существует, то это безвредный элемент, который не несет ответственности за СПИД. 


Как и у сторонников догмы ВИЧ = СПИД, у них имеются сильные аргументы в пользу своей версии: 


(а) у многих ВИЧ-отрицательных пациентов диагностирован СПИД 


(б) не доказана передача ретровируса между различными видами в природе, является ли ВИЧ единственным исключением в природе? 


Текущая сложная ситуация в исследованиях и терапии СПИДа требует преодоления всех табу и догм, окружающих эту болезнь.


Во-первых, необходимо учитывать другие потенциальные факторы, а не только ВИЧ, которые могут быть вовлечены в эту болезнь. 



СПИД и ЖКТ 


Mattapallil, Veazey, Li и другие показали, что основная потеря CD4+ Т-клеток памяти, обусловленная ВИО, происходит в слизистой оболочке и периферических тканях, где большинство Т-клеток памяти экспрессируют рецепторы CD4 и CCR5. При «острой фазе» инфекции ВИО начатая до заражения антиретровирусная терапия сохраняет CD4+ Т-клетки на периферии, но не в слизистой оболочке прямой кишки.


Потеря CD4+  T клеток в кишечнике происходит одновременно с продуктивной инфекцией большого количества мононуклеаров в этом регионе.


Пик вирусной репликации в покоящихся CD4+  Т-клетках памяти истощает CD4+ Т-клетки в кишечной трубке (lamina propria) [14]. Эти последние данные подтверждают идею о том, что слизистая и кишечная иммунные системы является основным сайтом репликации вируса, его основным резервуаром, а также основным местом потери CD4+  Т-клеток у людей, инфицированных ВИЧ-1 [15-18]. Следовательно, желудочно-кишечное заболевание — основное осложнение ВИЧ/ВИО инфекции, которое может способствовать транслокации бактериальных продуктов, вызывающей локальную/системную иммунную активацию, приводящую, в свою очередь, к прогрессированию СПИДа [19]. 


Недавно был продемонстрирован определенный успех в разработке безопасных и эффективных местных микробицидов для предотвращения вагинальной или ректальной передачи ВИЧ-1, основанный на использовании антиретровирусных препаратов. Тем не менее, многое еще предстоит сделать прежде чем микробицид станет стандартным элементом профилактической научной стратегии. Животные модели должны продолжать играть важную роль в доклиническом тестировании и тестировании фармакокинетической эффективности с акцентом на безопасность [20]. 


Есть свидетельство увеличения патогенного следа в лингвальном микробиоме нелеченных ВИЧ-инфицированных пациентов [21]. Обезьяны, зараженные вирусом иммунодефицита обезьян, имеют более высокое разнообразие кишечных вирусов, указывающее на возможную роль вирома в патогенезе ВИО [22]. ВИЧ был обнаружен в эпителии кишечника у пациента с желудочно-кишечными симптомами и в клетках крипты кишечника и в lamina propria [23, 24]. Тот факт, что эти клетки находятся в тесном соседстве с кишечными бактериями, породил идею, что бактерии могут также участвовать в патогенезе СПИДа.


Новаторские выводы, сделанные Ливингстоном, Броксмейером и Кантуэллом, показывают, что существует очень тесная связь между бактериями и раком, а также между бактериями и СПИДом [25-28]. Интерес к определению роли бактерий и микоплазмы при этом заболевании также был поддержан открытием Монтанье, подтвержденным впоследствии Ших-Чинг Ло, что микоплазма является очень важным «ко-фактором», который ускоряет прогрессирование ВИЧ-инфекции у больных СПИДом [29,30]. Есть новые исследования о роли бактерий и антибиотиков в заболеваниях, определяющих СПИД [31]. Эти исследования ясно показывают, что бактерии, принадлежащие к нормальной флоре в полости рта, в кишечнике и влагалище, могут вызвать транскрипцию молчащих генов, включая провирус ВИЧ-1. 


Данные выводы получены вместе с новыми исследованиями роли бактериальной транслокации из кишечника, как основного драйвера СПИД-патогенеза.


Наш подход к исследованию бактерий и дрожжей ВИЧ-положительных пациентов


 Вышеуказанные выводы и исследования определили ориентацию наших исследований на кишечные бактерии и дрожжи. В стремлении найти ответ на этот основной вопрос, оригинальный, нетрадиционный подход был основан на идее, что бактерии и дрожжи должны быть среди возможных векторов передачи ВИЧ.  К формированию вышеупомянутой гипотезы нас привел опыт долгосрочной работы с вирусом бычьего лейкоза (BLV), в результате которой удалось обнаружить последовательности BLV у бактерий лейкемических коров [данные не опубликованы]. 


Первый, самый важный шаг в экспериментальной реализации данной идеи заключался в тестировании бактерий, изолированных из желудочно-кишечного тракта и крови больных СПИДом и здоровых людей, на наличие последовательностей ВИЧ-1. До сих пор нет доказательств, что такие последовательности были обнаружены у любого вида бактерий. Основной причиной их отсутствия является то, что усилия в этой области были ориентированы только на доказательство происхождения ретровирусов из клеток эукариот. 


Основываясь на этой идее, мы выделили бактерии из желудочно-кишечного тракта 54 словацких и американских больных СПИДом. Протокол исследования словацких пациентов был рассмотрен и одобрен Научным советом и Этическим комитетом больницы медицинского факультета, Коменский Университет, Братислава. Бактерии и дрожжи, выделенные из дыхательных путей 72 камбоджийских и кенийских ВИЧ-положительных детей, были протестированы на наличие последовательностей ВИЧ-1 с помощью колонии и дот-блоттинг гибридизации [32-35]. 


[ДНК]


Была достигнута положительная гибридизация в 80-90% случаев в когорте американских и словацких больных СПИДом с помощью зондов из   продуктов ПЦР из всех основных частей генома ВИЧ-1: gag, pol и env, произведенная на матрицах: 


(а) плазмиды pBH10 (GenBank инвентарный номер M15654) с провирусом ВИЧ-1; 


(б)  ДНК, выделенной из лимфоцитов больного СПИДом. 


С другой стороны, положительный сигнал для 35% и соответственно 38% был обнаружен в респираторных бактериях и дрожжах камбоджийских и кенийских ВИЧ-позитивных детей. ПЦР продукты, синтезированные на матрице анализируемых бактериальных ДНК и ДНК дрожжей с использованием праймеров для генов gag, pol и env, секвенировали, и была обнаружена, по меньшей мере, их 90% гомология с ВИЧ-1. 


[Белки]


Возможная экспрессия бактериальных ВИЧ-подобных белков была проверена моноклональными антителами против ВИЧ-1 p17, p24, p55, gp41 и gp120. 


[p55]


Используя моноклональные антитела против белков ВИЧ-1 р17 и р55, мы смогли обнаружить белок с молекулярной массой 55 кДа в образцах из всех проверенных когорт. Его молекулярная масса сравнима с gag-encoded предшественником Pr55Gag. 


Применение моноклональных антител против р24 позволило обнаружить белок 55 кДа в камбоджийских и кенийских образцах, но белки не были обнаружены в бактериальных экстрактах американских и словацких больных СПИДом, прошедших тестирование. 


[Gp41]


Использование моноклональных антител против ВИЧ-1-специфического белок gp41 позволило идентифицировать белок массой 41 кДа в 30-35% образцах от пациентов из Кении и Камбоджи и в 75% образцов от американских и словацких пациентов. 


[Gp120]


Использование моноклональных антител против gp120 позволило обнаружить белок массой около 85-95 кДа только в белковых экстрактах Candida ВИЧ-положительных детей из Камбоджи и Кении. 


Результаты показывают, что есть определенные различия между бактериальными белками словацких и американских ВИЧ-положительных пациентов с одной стороны и камбоджийцами и кенийцами с другой. Эти различия могут свидетельствовать о различной бактериальной эволюции в различных географических районах. 


Мы провели несколько экспериментов, чтобы проанализировать роль бактерий, несущих последовательности ВИЧ, в развитии СПИДа. Аналогично находке Свидзинского [36], что бактерии, выделенные из биопсий полипов, аденомы и карциномы, способны проникать в эпителиальные клетки [37], мы проверили бактерии пациентов с колоректальными проблемами с помощью метода GPA [38]. Согласно этому подходу, мы использовали бактерии, выделенные от больных СПИДом, для тестирования их способности проникать в клетки HL-60. 


Мы обнаружили, что эти бактерии обладали более чем в 10-15 раз повышенной способностью проникать в клетки HL-60 по сравнению с бактериями пациентов с колоректальными проблемами (данные подготовлены к публикации). Следовательно, было доказано, что бактерии кишечного тракта больных СПИДом способны проникать в нормальные лимфоциты и лизировать нормальные лимфоциты человека с высокой эффективностью. 


Какова судьба бактерий после интернализации? Мы показали, что около 65-75% бактерий больных СПИДом были способны лизировать HL-60 и лимфоциты хозяина. Как показывает тест GPA, другая часть внутриклеточных бактерий выживала в клетках-хозяевах в течение еще 7-10 дней после того, как тест GPA был отрицательным. 


Можно предположить, что некоторые патогенные бактерии, которые проникли в кровеносную систему, могут заразить и лизировать лимфатические клетки. Для анализа роли подобных бактерий в иммунодефиците и сокращения их количества в кишечном тракте пациентов с ВИЧ/СПИДом мы использовали пероральное введение пробиотических бактерий Escherichia coli Штамм Nissle 1917. После трехмесячного лечения пробиотиками вирусная нагрузка снизилась или осталась на пределе обнаружения (<400 копий / мл) у 55,5% обследованных пациентов. Вирусная нагрузка у всех пациентов в исследовании снизилась почти на 67% (данные подготовлены для публикации).



Гипотетическая роль бактерий и дрожжей в развитии СПИДа 


Согласно этим результатам, некоторые бактерии и дрожжи человека, обитающие в желудочно-кишечном тракте и дыхательных путях, несут последовательности ВИЧ в хромосомной и, преимущественно, внехромосомной формах. 


Эти кишечные бактерии были классифицированы как Escherichia coli, Proteus mirabilis, Citrobacter freundii, Staphylococcus sp. и Enterobacter aerogenes. Бактерии, выделенные из дыхательных путей ВИЧ-положительных детей в основном были представлены золотистым стафилококком (MRSA), Candida albicans, Klebsiella pneumoniae и Proteus mirabilis. Эти бактерии и дрожжи, как правило, устойчивы к антибиотикам, некоторые из них являются мультирезистентными к антибиотикам. Устойчивость к антибиотикам в значительной степени кодируется плазмидами и транспозонами, интегронами и кассетными генами, в которых также могут быть локализованы гены адгезии к кишечным клеткам [39-41]. После адгезии «оборудованные» таким образом бактерии способны проникать через эпителиальные клетки толстой кишки в лимфатическую систему, и, следовательно, в кровоток [42]. 


Имеется много разных бактериальных штаммов в кишечном тракте, способных проникать в клетки человека в различных органах. Как нами обнаружено, некоторые из них несут последовательности ВИЧ и имеют высокое сродство к лимфоцитам человека. Когда эти бактерии входят в человеческие лимфоциты, последовательности ВИЧ, как на подносе, переходят в лимфоциты. 


Следующие события зависят от характера бактерии. Мы предполагаем, что есть как минимум две возможности: 


(а) бактерии лизируют лимфоциты хозяина и, следовательно, последовательности ВИЧ в хромосомной или внехромосомной формах выделяются в кровоток и могут напрямую инфицировать лимфоциты, макрофаги или другие клетки лимфопролиферативной системы; 


(б) бактерии интернализуются в лимфоцитах или макрофагах и, следовательно, ВИЧ последовательности могут быть интегрированы в ДНК лимфоцитов или макрофагов в вышеуказанной форме. 


В случае заражения CD4+ клеток памяти последовательности ВИЧ могут оставаться в этом состоянии в течение месяцев или даже лет, и могут быть перенесены во вновь синтезированные клетки. 


На основании этих выводов предполагается, что в случае СПИДа два биологических компонента — генетическая информация о ВИЧ и ее бактериальный хозяин —  играют важную роль. Форма и наличие ВИЧ-подобных последовательностей находятся под вопросом и, как упоминалось ранее, очень вероятно, что бактерии не несут полную ретровирусную форму, LTR последовательности не были обнаружены. 


Объяснение наличия ВИЧ-последовательностей у комменсальных бактерий пациентов может быть следующим: 


(1) кишечные бактерии были заражены ВИЧ, высвободившимся из разрушенных клеток человека, в частности, макрофагов и лимфоцитов; 


(2) кишечные бактерии больных СПИДом являются естественным хозяином ВИЧ-последовательностей. 


Эволюция микрофлоры человека в контексте СПИДа 


Исходя из вышесказанного, мы предполагаем, что наличие ВИЧ в человеческой популяции имеет следующий генезис: мы унаследовали генетическую информацию ВИЧ от наших предков с начала человечества, и впоследствии она передавалась из поколения в поколение. Но есть очень серьезное возражение - если информация о ВИЧ был в наших бактериях с самого начала, почему он появился примерно 25 лет назад? Было ли это скрыто без каких-либо последствий все время, в течение многих тысяч лет в наших телах?


Чтобы ответить на этот вопрос, мы должны вернуться к древней истории человечества. В прошлом крупные эпидемии часто возникали, когда появлялись новые модели общения и транспорта между населенными районами и/или новые модели расселения. 


По мнению историков, первая зарегистрированная крупная эпидемия произошла в Афинах во время Пелопоннесской войны 430 г. до н.э. В середине шестого века нашей эры (542), была большая вспышка бубонной чумы (Justinianus) в Средиземноморских странах, где умерло от 40 до 50% населения. Крупнейший катаклизм эпидемии бубонной чумы начался в 1346 году в Европе, а затем распространился в Азию, в конечном счете было уничтожено до 50-60% населения. По меньшей мере 60 миллионов человек погибли только в Китае. Эта чума продолжалась вплоть до семнадцатого и частично до восемнадцатого века. 


В шестнадцатом веке, после того как европейцы достигли Америки, новые разрушительные эпидемии начались среди местных народов, приведшие к 90% -ой потере населения среди американских индейцев в течение 120 лет. Кто был основной жертвой этих эпидемий? В основном это были люди слабые, истощенные, больные, то есть люди с истощенными иммунными системами. 


Как уже говорилось выше, бактерии, несущие богатую дополнительную хромосомную генетическую информацию в виде плазмид, фагов, транспозонов, ретротранспозонов, содержат различную генетическую информацию, ВИЧ в том числе, являются в основном патогенными для хозяина и после проникновения в организм они постоянно атакуют иммунную систему. Эта атака зависит от количества этих микробов, попавших в кровь. Иммунные системы людей с низким содержанием этих бактерий были сильнее, и их носители имели возможность сокрушить любую чуму.


Одним из самых важных результатов множества эпидемий, произошедших в в истории человечества, в основном в Европе, на севере Африки, в Северной Америке и частично в Азии, был естественный отбор, который приводил к «санации» населения. Рука об руку с процессом эволюции был отбор людей с низким уровень бактерий, несущих патогенную, в основном внехромосомную генетическую информацию, способную проникать в организм человека и атаковать иммунную систему. Результатом этого сложного эволюционного процесса, который закончился к концу девятнадцатого века, было установление баланса между непатогенными и патогенными («хорошими» и «плохими») микробами в микрофлоре выживших физических лиц. Короче говоря, результатом этого длительного процесса стал отбор людей с очень ограниченным количеством бактерий, несущих ВИЧ последовательности и тех, которые имеют дефицит рецептора CCR5 на белых клетках крови. 


Эта стабильность, приобретенная на протяжении многих веков, была прервана в середина двадцатого века, во времена антибиотиков. Общепринято, что благодаря антибиотикам практически все первичные бактериальные патогены были ликвидированы в течение двух-трех десятилетий. Успех антибиотиков в устранении многих заболеваний, вызванных микробами, был настолько выразительным, что в середине 1950-х годов американский хирург Генерал Стюард исчерпывающе провозгласил эру бактериальных заболеваний законченной. Эта тенденция прославления антибиотиков очень быстро распространилась из США в Европу и микробиология оказались на научной периферии. В 1969 году лишь несколько человек услышали голос английского ученого Дж. А. Реаберн, который сказал, что антибиотики принесут нам непредвиденные порочные последствия в будущем. 


Результатом лечения антибиотиками является не только уменьшение  патогенной, но и симбиотической или другой полезной микрофлоры. Для выживания бактерии должны приобрести способность избежать действия антибиотиков путем: 


(а) индукции сопротивления антибиотикам; 


(б) проникновения в клетки млекопитающих, где они способны выживать в течение довольно длительного периода времени; 


(в) изменив свое лицо - плеоморфизм - создание формы дефицита клеточной стенки (CWD).


Бактерии, которые получили устойчивость к антибиотикам, отличаются от своих предков. Они достигли новых свойств в приспособлении к новому состоянию, без уважения человеческих хозяев. Неограниченное применение антибиотиков, лекарств, фармацевтики с одной стороны и анальный секс, с другой стороны, вызвали изменения в равновесии кишечной микрофлоры человека, которая формировалась в течение многих веков. Массовое использование ингалянтов (например, поппер) в США. в течение 1970-х и наркотиков в 1980-х, особенно в гомосексуальных сообществах в сочетании с неограниченным общением были последними тяжелыми выстрелами в баланс кишечной микрофлоры многих людей. 


Кроме того, ситуация в США стала сложный из-за афро-американцев, которые не были вовлечены в упомянутый долгосрочный «санитарный» процесс, как это было с американцами, которые эмигрировали из Европы. Широкий спектр ВИЧ-позитивности в Африке объясняется долгосрочным выживанием африканцев в изолированных общинах. Не было отбора «санитарного» процесса (интенсивно происходящего в Европе), вызывающего ограничение переноса потенциально патогенных бактерий, внехромосомно локализующих вирусные последовательности, гены устойчивости, адгезии и проникновения в клетки человека. ВИЧ-последовательности у бактерий африканцев настолько широко распространены, что не могут использоваться как «золотой» стандарт. В свете наших предварительных выводов мы предполагаем, что связь между СПИДом и туберкулезом в Африке является результатом передачи бактериальной генетической информации ВИЧ через плазмиды, транспозоны, ретротранспозоны или другие интегроны в микобактерии туберкулеза. 


Наличие последовательностей ВИЧ в бактериях и дрожжах из дыхательных путей камбоджийских и кенийских ВИЧ-инфицированных детей показывает, что эти микробы присутствуют не только в желудочно-кишечном тракте, но и во всем организме. Из-за их широкой устойчивости к антибиотикам и «устойчивости» к нуклеозидным препаратам (АЗТ), их устранение в гастро-энтерологическом тракте практически невозможно при различных комбинациях АРТ. Согласно нашим результатам, бактерии ЖКТ могут представлять собой очень важный резервуар ВИЧ. Постоянное применение АРТ, а также антибиотиков, приводит к общему снижению чувствительных бактерий и усилению устойчивых. Токсичность АЗТ играет очень важную отрицательную роль в этом процессе. Результатом этого «спирального» процесса является наличие только устойчивых бактерий, многие из которых имеют последовательностями ВИЧ. Эти микроорганизмы проникают из ЖКТ в организм пациентов, уменьшают количество Т-клеток и в конечном итоге вызывают иммунодефицит.


Вывод 


Полученные результаты свидетельствуют о снижении CD4+  клеток из-за  цитотоксического действия специальных штаммов бактерий, несущих последовательности ВИЧ. Эти, в основном, мультирезистентные патогенные бактерии - включая те, которые содержат последовательности ВИЧ - перешли из меньшинства в большинство и, преодолев кишечный барьер, начали непрерывно атаковать иммунную систему, уменьшая количество CD4+  клеток. Когда это количество падает ниже 200/мкл, иммунная система становится дисфункциональной и может начаться синдром иммунодефицита [43]. В условиях иммунодефицита бактериальные инфекции распространяются во всем человеческом организме. Микробы, интернализованные в клетках человека, могут высвобождаться из клетки-хозяина и вызывать различные инфекции - туберкулез, пневмоцистоз, лямблиоз, сальмонеллез, цитомегаловирус и герпес вирусные инфекции, токсоплазмоз и др. После деградации клетки-хозяина, генетическая информация, которая высвобождается из бактерий с ВИЧ-последовательностями, может взаимодействовать с ДНК клетки человека. Эти элементы попадают в кровоток, и из-за их высокой степени близости связываются с CD4-рецепторами лимфоцитов и, следовательно, проникают в них. Интеграция генетической информации ВИЧ в ДНК CD4+ клеток приводит к их лизису и делает их нефункциональными. 


Представленная гипотеза отвечает на многие, до сих пор остававшиеся без ответов вопросы: происхождение ВИЧ, широкомасштабная ВИЧ-позитивность в Африке, связь СПИДа с туберкулезом в Африке, отсутствие «золотого стандарта» в Африке, наличие резервуаров ВИЧ после антиретровирусной терапии, нетипичное течение заболевания в сравнении с другими ретровирусными инфекциями, редкость обнаружения полноценных вирусных частиц в материале от больных СПИДом, но обнаружение последовательностей ВИЧ и белков ВИЧ (антигенов), высокая токсичность АЗТ, и несколько других [44,45]. 


Наши результаты показывают, что болезнь является следствием изменений в глобальном процессе формирования кишечной микрофлоры человека, противореча тем самым аргументу, что ВИЧ был создан в лаборатории, и СПИД на самом деле является одним из видов биологического оружия. Гипотеза прямо противоречит догме, представленной в рецензируемых журналах, считающих пандемию СПИДа (35 миллионов ВИЧ-позитивных в мире!) результатом ретровирусной передачи (ВИЧ) в Африке от обезьяны к людям в последние 35-50 лет в результате случайного контакта. И это хорошая новость для Африки.


Подтверждение нашей гипотезы может открыть новые перспективы в диагностике и лечении СПИДа, направленные на выздоровление хозяина - восстановление баланса микроорганизмов на основе ликвидации бактерий и дрожжей, несущих генетическую информацию о ВИЧ, подход, который не должен быть очень обременительным для пациентов. Наши результаты довольно предварительны и их можно рассматривать только как генерирующие гипотезы. Наше исследование представляет собой пилотный проект, требуются дополнительные исследования.

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Открытие британскими учеными мРНК (1)

    В свете массовой вакцинации народов мРНК-вакцинами будет полезно поразбираться с тем, как вообще была открыта эта самая мРНК. Утверждается,что…

  • Ковид-аферисты - веселые ребята

    "Подтверждена способность COVID-19 необратимо снижать уровень интеллекта"…

  • Контрольный от Фаучи

    По словам инфекциониста, применение бустерной [ 3-й] дозы вакцины «вполне возможно». Как он добавил, прежде всего это может потребоваться «наиболее…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments