cryptopolicy

Category:

Жертвоприношения детей — цель создания СПИД-индустрии

Недавно меня попросили дать показания в качестве свидетеля-эксперта по делу о двух приемных детях. Этим двум сестрам посчастливилось родиться от ВИЧ-положительной матери, и они сами проходили тестирование на ВИЧ. 
Большую часть тех двух лет, что они провели со своими приемными родителями, им давали АЗТ. Большую часть этих двух лет они были больны. Родители начали сомневаться в эффективности препарата, провели множество исследований и в конечном итоге пришли к выводу, что именно препарат, а не ВИЧ-статус делает детей больными. Они сняли их с препарата: дети начали процветать, выглядеть и чувствовать себя великолепно.
Благотворительная организация, которая поместила детей к этим приемным родителям, обнаружила, что детям не давали препарат, и детей немедленно, без предупреждения или подготовки забрали из дома. Дело, по которому я давала показания, было связано с правом посещения. Моя позиция была однозначной. Детям следует разрешить видеться с единственными родителями, которых они когда-либо знали.
Я провела в суде два часа, и меня допрашивали, как если бы я был враждебным свидетелем, защищающим преступников. Судья решил, что посещение детей под присмотром родителей не отвечает их интересам. Есть много других подобных случаев.
Несмотря на исследования, которые документируют, что большинство ВИЧ-позитивных младенцев, рожденных ВИЧ-положительными матерями ...теряют свой ВИЧ-положительный статус в течение 18 месяцев после рождения; несмотря на исследования, которые документируют, что дети, получившие АЗТ, в 3 раза чаще заболевают СПИДом или умирают к 18 месяцам, чем те, кто не принимает АЗТ (потому что АЗТ разрушает способность организма бороться самостоятельно); несмотря на исследования, которые документируют многие другие результаты, ставящие под сомнение фактическую безопасность (забудьте об эффективности) АЗТ, несмотря на все это, матери, которые отказываются давать своим детям АЗТ, теряют своих детей.
Мы должны обратить внимание на этих детей, потому что без помощи, без более просвещенной позиции по СПИДу, без [понимания] природы того, что значит быть ВИЧ-позитивным (на самом деле не так уж много, не намного отличаются от вас или меня, если они заботятся о себе), и без прекращения политики отбора этих детей у матерей и политики насильственного кормления этих детей препаратом АЗТ ... у них вообще не будет никакой судьбы.

Рассказывает Джейн Голдберг (Jane Goldberg), PhD, преподаватель психологии, городской университет Нью-Йорка, Высшая школа социальных исследований, научный сотрудник, отделение медицинской онкологии, еврейский медицинский центр Кингсбрука, Бруклин, Нью-Йорк, консультант по оказанию помощи матери, спасению ребенка, главный редактор: современный психоанализ.

В штате Мэн...женщина Валери Эмерсон с четырьмя детьми была ВИЧ-инфицирована, а также ее 3-летняя дочь и 4-летний сын…[получили плюс на неспецифичных тестах]. Тем двоим, которые были положительными...прописали АЗТ. Девочка умерла, ужасно страдая. Газеты приписывали ее смерть СПИДу. Сын Николай… [ему] был дан АЗТ. Затем он серьезно заболел. Мать прекратила АЗТ...и сын выздоровел…Однако затем официальные лица штата Мэн начали судебный процесс против матери, чтобы отобрать у нее ребенка. В сентябре 1998 года судья вынес решение против этих должностных лиц. Мальчик теперь бегает как любой здоровый четырехлетний ребенок.

Рассказывает Серж Лэнг (Serge Lang), PhD, профессор математики Йельского университета, член Национальной академии наук США.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic